Подписка на новости

Опрос

Какие лампы Вы используете для домашнего освещения?

Реклама

2011 №5

Шаг в сторону Солнца


Аудитория нашего журнала не ограничивается узким кругом специалистов. Нас читают не только разработчики, производители и пользователи полупроводниковой светотехники, но и потенциальные потребители светодиодных источников освещения, которые в недалеком будущем должны будут прийти на замену лампам накаливания и компактным люминесцентным лампам. Вопросы, интересующие эту часть наших читателей, задала Сергею Никифорову, главному редактору журнала «Полупроводниковая светотехника», студентка факультета журналистики МГУ Александра Бессчетнова.

— Какие лампочки Вы используете у себя дома?

Только лампы накаливания!

— Но ведь недавно была принята реформа по энергосбережению, и скоро лампы накаливания пропадут из продажи и будут сняты с производства.

Дело в том, что реформа реформой, а здоровье — здоровьем и, конечно, здесь надо отдавать предпочтение все-таки тому, что разумно и не вредит прежде всего. Реформа может существовать сама собой и производство само собой, а применять надо то, чего требует жизнь.

— Что вы имеете в виду, когда говорите о здоровье? Сейчас у нас повсеместно уже используются люминесцентные лампы вместо ламп накаливания.

Да, речь как раз и идет о том, что эти люминесцентные лампы, о которых мы говорим, используются у нас в офисах, где мы работаем и проводим много времени, где идет интенсивная нагрузка на глаза. И должно быть какое-то время и какое-то место, где мы могли бы от этого отдохнуть, — например, дома. Но если и в квартирах будут установлены такие же лампы, разгрузить глаза не получится, потому что наше зрение более приспособлено под тот свет, который излучают лампы накаливания.

— А какой свет они излучают?

Природный источник света — Солнце. Таким же тепловым источником света являлись и костры, вокруг которых сидели люди в пещерах. Соответственно, под них и под их воздействием и формировалось наше зрение. Конечно, лампы накаливания не повторяют спектр Солнца, ни в коем случае, это разные вещи. Лампы накаливания по многим светотехническим и колориметрическим характеристикам уступают и Солнцу, и люминесцентной лампе. Но именно форма спектра и его конфигурация более привычны глазу исторически и физиологически. Тепловой источник — это «черное тело», разогретое до определенной температуры, в отличие от того, что излучают лампы люминесцентные, где через пары ртути протекает электрический ток, и эти пары совместно с нанесенным на колбу лампы изнутри люминофором излучают только очень узкие определенные участки спектра.

— Но неужели они настолько более экономичны, что люди готовы жертвовать своим зрением?

Собственно, я с этого и начал. Тут, как, впрочем, и везде, следует очень разумно подходить к новшествам. Никакой экономией не оправдать то, что человек будет некомфортно себя чувствовать и в итоге, может быть, даже терять зрение. И никакие затраты энергии здесь не оправданы. Да, современные лампы можно использовать в подсобных помещениях, там, где человек находится недолго, в коридорах, в подъездах, для того, чтобы просто сориентироваться, — в общем, там, где не нужно пристально рассматривать что-то и испытывать большую зрительную нагрузку. А вот там, где она нужна, следует стремиться создавать такое освещение, которое будет приближено к естественному, привычному глазу. И в офисах, и во всех учреждениях люминесцентные лампы соседствуют с дневным светом, потому что практически всегда в подобных помещениях есть окна. То есть свет комбинированный: большую часть времени лампы лишь добавляют необходимой освещенности (когда за окнами светло), а когда, допустим, заканчивается световой день или по иным причинам становится темно, остаются единственными источниками света. Они всего лишь продляют рабочее время, но не являются постоянным источником освещенности рабочих мест.

— Но не все же люминесцентные лампы вредны?

Да, естественно, прогресс коснулся и ламп люминесцентных, они производятся и совершенствуются уже несколько десятков лет, их параметры претерпевают изменения. Те первые лампы были несравнимы с нынешними, и коэффициенты цветопередачи, которые существуют у современных люминесцентных ламп, конечно, намного лучше. Но по физике своей работы эта лампа никогда не будет аналогом теплового источника. Например, дальнейшим усовершенствованием ламп накаливания являются галогенные лампы, мы к ним привыкли — споты, подсветка и т. д. Это как раз еще один маленький шажок в сторону приближения к солнечному спектру. То есть, если говорить техническим языком, цветовая температура этих ламп выше, чем у ламп накаливания. Конечно, до Солнца еще далеко, но таким образом мы довольно дешево решили проблему хотя бы небольшого приближения к спектру Солнца. Таким образом, галогенные светильники более подходящи для нашей зрительной нагрузки.

— Но все еще недостаточно хороши, чтобы сравниться с солнечным светом?

Нет, конечно. Галогенные лампы — это некая модернизированная форма ламп накаливания. Если коснуться технической стороны, то в них находится та же самая спираль, которая накаливается до температуры порядка 3000 К, но поскольку внутренний баллон таких ламп наполнен определенным составом инертных газов, нить накала не перегорает при такой высокой температуре. Вот и все. Температура Солнца — порядка 6000–6500 К, то есть нужно стремиться к этому значению. Разрыв между 3000 и 6500 К все еще велик, хотя система оценки цветности вообще как таковой очень сложна, и нельзя так однозначно сказать — «та температура», «другая температура»… Две одинаковые цветовые температуры могут быть получены совершенно разными способами, и при этом они будут иметь абсолютно разные спектры, скажем так.

— Однако нам говорят, что мы должны использовать компактные люминесцентные лампы…

Так говорит реформа, но не жизнь. Это действительно более экономично, выгодно с точки зрения энергетики, это шаг к экономии ресурсов. Но между реформаторским указом использовать определенные типы ламп и тем, что нужно человеку на самом деле, чем ему удобно пользоваться и с чем комфортно, возникает некое противоречие. Конечно же, этим лампам (компактным люминесцентным) есть место в доме, например в коридоре или в прихожей, там, где человек находится какое-то непродолжительное время, но если школьнику такую лампу вкрутить в настольный светильник, то ничем хорошим это не обернется. Не раз уже говорилось об этом, есть масса публикаций и различных отчетов об исследовании фотобиологических воздействий разных излучений на зрительный аппарат человека. Компактные люминесцентные лампы обладают самым бедным спектром среди всех широко распространенных сейчас источников света. В чем это выражается? Вот мы говорили про тепловые источники. Почему они, хоть и не обладают неким приближением к солнечному спектру, но по восприятию близки глазу? Потому что все тепловые источники, практически все, создают сплошной спектр, в котором есть все составляющие, все цвета (помните мнемограмму — «Каждый охотник желает знать…»). Все эти цвета присутствуют в лампах накаливания, в галогенных, ну и, соответственно, в солнечном свете. А компактные люминесцентные лампы могут не иметь половины, а то и больше составляющих спектра, то есть охотнику уже не получится узнать, «где сидит фазан». Потому что ну нет там фазана, может быть, даже и самого охотника в этом спектре нет. Но, конечно, наш глаз так устроен, что визуально он может воспринять отдельные очень узкие составляющие спектра в совокупности как белый. На этом построено все телевидение, мониторы компьютеров и вообще многое изображение, которое передается. Но это не значит, что там присутствует тот белый, который мы привыкли видеть в природе. Поэтому, когда мы освещаем компактными люминесцентными лампами текст, который читаем, то получаем ущербную информацию, мы можем не увидеть полутонов, различных оттенков цвета, которые просто не будут присутствовать в свете самой лампы. Если лампа не излучает свет определенной длины волны, вы никогда его не увидите в отраженном варианте.

— И что же нам теперь делать?

Повторюсь, ко всему нужно подходить разумно. На Кольском полуострове в середине XIX столетия бездумно пасли скот и вырубали леса, в результате в устье реки Варзуга образовалась антропогенная пустошь — самая северная в мире песчаная пустыня. Последствия пытаются устранить уже более ста лет, и пока безуспешно. Поэтому нельзя сначала срубить лес, а потом сидеть на пеньках и думать, что же у нас тут дальше-то будет происходить, почему птицы улетели… То же самое и здесь. Не надо смотреть на Запад, на Европу и т. д. Сейчас все говорят: «А там уже все отменили». Конечно, там все отменили, но если вы посмотрите, какие там компактные люминесцентные лампы и какие здесь, вы увидите большую разницу. Потому что такие лампы, как и любой другой товар, тоже бывают «хорошие» и «плохие». В западных странах гибкая политика и подход совершенно иной, там существует искусственная мера, которая заставляет население покупать компактные люминесцентные лампы. Лампы накаливания, о которых мы сейчас говорим, хоть и действительно раз в 10 или в 20 дешевле по себестоимости, но более энергоемки, поэтому и нужно стимулировать покупателя их не покупать. Если на лампы накаливания во много-много раз поднять розничную цену, то людям ничего не останется, как отказаться от них. Но на Западе компактные люминесцентные лампы — лучшие из лучших в данном сегменте. Проблема с энергетикой там более ощутима. Мы-то ходим по нефти, у нас в этом смысле «все нормально». Однако никто не знает, чем такая «лампочная реформа» обернется для Европы или для Америки. И пока у нас еще в достатке энергетических ресурсов, есть время на разработки, исследования и выводы, чтобы не сделать необдуманный шаг, к которому слишком радикально подталкивает эта реформа.

— Неужели нет никаких иных путей, чтобы сохранить здоровье и сберечь энергоресурсы?

Уверен, что такие пути есть. За рубежом в качестве национальных программ принят уже следующий шаг, еще более «энергосберегающий», — это светодиодное освещение. То есть там данное направление развито именно для тех сегментов, где наша реформа предписывает использовать компактные люминесцентные лампы. К примеру, дома там уже строятся изначально с низковольтной разводкой питания освещения под светодиодные светильники. Поэтому там, даже несмотря на то, что реформа была начата давно и уже практически реализована, компактным люминесцентным лампам тоже «мало места» — их вытесняют светодиодные источники света. А что касается домашних светильников, люстр, торшеров и настольных ламп, я думаю, что в Европе, учитывая их высокий уровень жизни, прекрасно понимают, что экономия и здоровье — вещи зачастую несовместные.

— А на каком этапе находится развитие светодиодного освещения в России?

У нас, как всегда, классический российский и потому специфический путь развития всего, и светодиодного освещения в частности. Скажем так, мы не плетемся в хвосте. В России даже построен первый светодиодный завод, и это здорово, что он создан. Для сравнения — в Южном Китае таких заводов на квадратный километр может быть и десяток. Но нам ведь важно качество, поэтому, может быть, и хорошо, что у нас завод пока единственный. Ведь выпускать светодиоды — это не кеды тачать.

Хочу напомнить, что все-таки вся полупроводниковая светотехника родилась в России, это признано всем миром, и Нобелевскую премию получил наш физик, Жорес Иванович Алферов, открывший излучение в p-n-переходе. Знаете, так было испокон веку — корни и ростки эпохальных достижений зарождаются в России, а плоды пожинают в других странах. Так получилось и со светодиодами. Сейчас светодиоды возвращаются на Родину, может быть, не так быстро, как хотелось бы, потому что нет у нас национальной программы, такой, какая в Америке существует уже много лет. У нас нет даже стандартов, по которым нужно производить всю эту светотехническую продукцию. Сейчас готовятся различные ГОСТы, национальные стандарты, требования к светотехническим изделиям на светодиодах. У нас, безусловно, свой путь, мы не можем «поверить на слово», поэтому перепроверяем принятые в Европе стандарты, методики измерений и правила использования светодиодов, которые предписываются международной комиссией по освещению (МКО). Мы сами должны во всем разобраться, поэтому, естественно, проводим эксперименты, создаем свои методики измерений. У нас много научных разработок, мы исследуем, как можно использовать светодиоды и светодиодное излучение в сравнении с источниками, о которых мы только что говорили…

Возвращаясь к вопросу, как обстоят дела со светодиодным освещением в России, должен сказать, что у нас сейчас заметно довольно активное движение в этом направлении. Появилось много компаний, которые производят светотехнические устройства на светодиодах, развивают полупроводниковую светотехнику. Выпускаем мы светодиодные светильники и для уличного освещения, и для офисного, и для домашнего, в том числе и для сферы ЖКХ. То есть внедрение светодиодов в освещение идет у нас «по всем фронтам». Но я еще раз подчеркну, что нет стандартов, нет нормативной базы, от которой нужно отталкиваться при формировании проектов. Этим очень активно занимается РОСНАНО. На одной из организованных этой госкорпорацией встреч однажды была высказана такая мысль: предпринимая попытки заменить традиционное освещение на светодиодное, мы фактически становимся преступниками. Несколько утрируя, можно сказать, что тот, кто произвел светодиодный светильник или устройство освещения, должен отправиться за решетку, потому что преступил закон. Конечно же, я не зря упомянул о законодательных инициативах. Пока их нет, светодиодное освещение не получит массового и мощного внедрения, поскольку никто не хочет оказаться в такой ситуации, которую описал Анатолий Борисович Чубайс на одном из круглых столов РОСНАНО, где он сконструировал ситуацию с незаконностью установки светодиодных светильников и намекнул на соответствующую ответственность установщика за нарушение закона: «Никто не сказал, что то, что не запрещено, — разрешено». Даже самые непокорные из числа «специалистов» не рискнули не согласиться. Надеюсь, и вы со мной согласны.

— И что же, сейчас где-то используются светодиоды «вопреки» законам?

Я бы говорил об «опытном применении». Новый ГОСТ должен был появиться в конце минувшего квартала этого года. Он не вышел, но опять-таки это наш путь: мы еще один квартал будем «запрягать», а потом перевернем ведро, и из него, так сказать, посыплется все, что мы натворили за это время. И будем приторачивать все это к новому ГОСТу.

Светодиодное освещение пытается проникнуть туда, где есть такая возможность. К примеру, там, где нет угрозы ДТП. Установить в каком-нибудь парке светильник, который потребляет в пять раз меньше и при этом создает освещенность такую же, как и «старая» лампа, ничего криминального нет. Стараются внедрить это освещение на дворовых территориях, где к нему предъявляются минимальные требования, где нет большого потока машин или каких-то ответственных применений… Есть много примеров установки светодиодных светильников в переходах и т. п., то есть там, где действительно выгодно их применять, где можно хорошо на этом экономить. Во многом сейчас это делается с целью явным образом показать, насколько эффективно с точки зрения энергетики применение светодиодов. Например, есть такие проекты, когда на заводе один цех освещается светодиодными светильниками, а второй — как был, так и есть, большими ртутными лампами (ДРЛ) или металлогалогенными, что тоже современно, но, тем не менее, энергозатратно. И стоят два счетчика: один «мотает» киловатты в одном цеху, другой — во втором. А через месяц начинаются подсчеты. При этом, конечно, вся освещенность адекватна, то есть условия одинаковые. Кстати, подобное было продемонстрировано на технической тусовке на Селигере, когда господин Прохоров входил в палатку, освещенную светодиодами. Очень показательно. Это интересно, когда речь идет не о единицах ватт, а о десятках и сотнях киловатт экономии. Но нельзя говорить только об экономии, есть еще применимость и то, как это сопрягается с нашим зрением. Светодиоды здесь как раз на высоте, их уже можно сравнивать не только с лампами накаливания: это еще один шаг, который сделан источниками света в сторону Солнца. Спектр излучения у них не такой равномерный, как у ламп накаливая или у галогенных, но светодиодные источники намного ближе к солнечному свету, ближе и формой, и наполнением составляющими этого спектра.

— Значит, любой из нас может пойти в магазин, купить себе светодиодную лампочку, вкрутить ее у себя дома, чтобы и деньги экономить, и зрение беречь?

Теоретически — да. Но деньги вы пока не сэкономите, потому что эта лампочка будет стоить много дороже по сравнению с любыми существующими сейчас лампами. Например, фирма Philips, чья продукция очень популярна, предлагает свои светодиодные лампы по цене $70–100. Но опять же, надо понимать, что вы покупаете. Естественно, как мы уже говорили, среди любой продукции есть хорошие и плохие варианты, и надо прежде всего обращать внимание на те изделия, которые, собственно, и задумывались для замены «старых» ламп.

— Будет ли как-то удешевляться производство таких ламп?

Безусловно. Это еще один фактор, который тормозит даже не развитие, а внедрение ламп и вообще светодиодов в освещение. Они сейчас кажутся безумно дорогими с точки зрения затрат «сразу»: если в магазине вы увидите лампу накаливания за 8–10 руб., рядом компактную люминесцентную за 100 руб. и светодиодную за 2500 руб., какую вы купите? Неужели, прочитав на каждой светодиодной лампе, что она проработает 15 лет, вы, ничуть не сомневаясь, набьете ими свою корзину и побежите в кассу? Впрочем, обещание стольких лет службы — спорный вопрос, но об этом, если надо, мы поговорим в другой раз. Конечно же, сейчас, учитывая, что лампы накаливания прекращают свое существование, вы запасетесь по самое некуда именно этими, дешевыми лампочками: сэкономите и сохраните свое здоровье. Кстати, если говорить о проблемах со зрением, то и со светодиодной лампой все будет хорошо.

Если говорить о прямой замене (одну выкрутил, другую вкрутил), то в настоящее время светодиодная лампа может заменить 40-Вт лампу накаливания с сохранением всех функций. Есть наработки, что это действительно будет «долгоиграющий» источник света, без всяких потерь светового потока, который, кстати говоря, у лампы накаливания падает до 30% за первые 800 ч работы (что не так уж и много, если лампа будет непрерывно гореть: приблизительно один месяц, и все, лампа кончает свое существование). А есть подтвержденные наработки о том, что светодиодные лампы действительно будут работать годами, это не вранье. Что касается компактных люминесцентных ламп, раз уж мы заговорили про срок службы, то на них тоже сейчас пишут 20 000, 30 000 ч. Чтобы сориентироваться, один год — это приблизительно 8500 ч непрерывной работы. Но такого не бывает, это понятно: лампы включаются и выключаются. Но как не всякая птица долетит до середины Днепра, так и не всякая лампа проработает 1/10 того срока, который заявляет производитель. Это отчасти связано с естественным старением, которое теоретически довольно длительное у люминесцентных ламп. Но существуют еще и пускорегулирующая аппаратура, которая встроена в эту лампу, различные варианты напряжения, перепады, температурные условия и так далее, то есть на продолжительность жизни источника света влияет много факторов, среди которых не на последнем месте качество изготовления. Если все это собрать в кучу, то хорошо еще, если срок в 30 000 ч сократится вдесятеро, — как показывает практика, в большинстве случаев выходит и того меньше.

— А светодиоды?

Со светодиодами на деле так: если их использовать, скажем, не круглосуточно (хотя их, возможно, даже лучше не выключать целый день), то 10 лет им может быть действительно отпущено, но с потерей светового потока до четверти от первоначального значения. То есть если светодиодная лампа изначально давала световой поток, эквивалентный 40-Вт лампе накаливания, то через 10 лет она будет светить уже как 30-Вт лампа накаливания. Это незначительно, если она за это время не умрет по другим причинам.

— Так где же все-таки в настоящее время преимущества светодиодного освещения используются «на полную катушку»?

Мы до сих пор говорили о доме, о хозяйственных нуждах, но вот железная дорога (РЖД) пошла по другому пути. Слава богу, что есть такая структура, которая сохранила жесткие позиции по всей технике, которая там применяется. Если бы там были разброд и шатание, как в остальных отраслях нашей промышленности, не ездить бы нам сейчас не только на «Сапсане», но и на электричках. Так вот, как вы понимаете, на железной дороге очень много различных видов освещения — и поездное, и станционное, и служебное, и светофоры… И РЖД сейчас проводит эксперименты, касающиеся восприятия светодиодного излучения людьми (в частности, машинистами подвижного состава), формирует на основе их результатов нормативы и выпускает свои стандарты, которые некоторое время назад перестали быть отраслевыми и стали национальными. И уже можно говорить о том, что железная дорога стала флагманом по внедрению светодиодной техники: наибольшее количество примененных светодиодных устройств освещения находится именно на ж/д, там самая большая весовая доля реализованных проектов.

— И опять вопреки закону?

Нет, железная дорога формирует свои законы у себя, отраслевые законы.

— А наше государство, выходит, не заинтересовано в бытовом применении светодиодов?

Не бывает такого, чтобы эпохальный шаг в какой-то области был быстренько организован несколькими законами. В области, о которой мы говорим, очень большую роль играет время. Понаблюдав короткое время за поведением объекта, нельзя достоверно спрогнозировать, что будет дальше, здесь прямая экстраполяция невозможна. Необходимы действительно длительные эксперименты, и длительные не потому, что над ними надо долго думать. И такие исследования ведутся по мере проникновения этого продукта в жизнь. На железной дороге светодиодные светильники применяют специалисты, знающие в них толк, там за ними следят и оценивают, надлежащим образом вооружившись всякой измерительной аппаратурой. Дома человек делать этого не сможет и не будет. И понятно, что ответственность за дальнейшую судьбу обывателя, который пользуется этими лампами, будет лежать на тех, кто принимал решения об их внедрении в жизнь. Но без исследований, доказывающих, что это не повредит человеку, никто на себя такой груз не возьмет. Вот и все. Здесь только одна-единственная причина.

— Неужели проводимых исследований до сих пор недостаточно?

Еще раз повторю, это дело не одного дня или даже года. Требуется накопление большой статистики. Здесь нельзя говорить о волевом решении или революционной ситуации, когда «верхи не могут, низы не хотят». Пока еще в нашей истории такого случая не было, чтобы чьим-то указом на бумаге взяли и заменили все лампы. Во второй половине XIX века, когда города освещались керосиновыми фонарями, появилась первая лампочка накаливания. И стоила она тогда, как все фонари на одной улице. Со временем ушла в прошлое профессия фонарщика, исчезли из домов газовые рожки и т. д. Светодиодные лампы — следующий этап научно-технического прогресса. Но существует и какой-то порог окупаемости. Пока светодиоды не могут быть широко использованы, поскольку технология еще не позволяет делать дешевый продукт, и это тоже очень важно. Когда планируется большой проект, то понятно, что в него сразу придется инвестировать большие средства. Но очень трудно объяснить инвесторам, что вложения окупятся лет через пять, а то и позже, поскольку срок службы светотехники не исчисляется десятилетиями. Наши предки, устанавливая фонари, тоже не закладывали срок службы десять лет, это всем было понятно. А в случае со светодиодами инвестиции в разы больше. И это тоже большая проблема. Тут уже дело не только в какой-то безопасности или законодательстве. Такой проект может позволить себе структура, обладающая значительными средствами, пока это как раз и есть железная дорога.

— Расскажите, как работают светодиоды и чем они отличаются от других световых источников?

Светодиоды — это принципиально новый источник света, он не сравним ни с одним из существующих, как, например, свечка и лампа накаливания (хотя и это сравнение не слишком корректно). Допустим, в люминесцентных лампах светятся пары либо смеси газов, ртуть или пары солей металлов. В полупроводниковом приборе (светодиоде) свет получается при рекомбинации двух различных носителей заряда. Так работает любой транзистор, любой диод, вся полупроводниковая техника построена на этом принципе. Через p-n-переход протекает электрический ток в определенном направлении, это присуще любому полупроводнику. В современной электронике нет, пожалуй, ни одного устройства, в котором бы не было полупроводниковых приборов на основе p-n-перехода. К примеру, в мобильном телефоне этих p-n-переходов миллионы. А в светодиоде, как правило, один-единственный p-n-переход, но он там мощный, и результатом его работы (результатом протекания тока через него) является не просто управление каким-то сигналом, а еще и излучение либо света, либо того, что лежит за пределами видимого спектра, т. е. кванта электромагнитной энергии. Говоря общо, это устройство, которое излучает и преобразует электрическую энергию в свет, но не посредством теплового (как это делают лампы накаливания) или тлеющего разряда в газах или в парах ртути, например, а посредством рекомбинации носителей заряда в активной зоне полупроводника, p-n-перехода. То есть результатом протекания тока является излучение. Вот что это такое.

Задача заключается в том, чтобы найти такие материалы и такие технологии производства, которые позволят создать источник света, не просто излучающий «вообще», а более эффективный, чем существующие, более экономичный и удобный в применении. Сейчас по световой эффективности (это показатель преобразования электрической мощности в свет, когда вы на единицу потребляемой мощности производите единицу светового потока, он является показателем количества излучения или мощности излучения) светодиоды уже превзошли самые эффективные и передовые на сегодня источники света — натриевые лампы, которые используются для освещения улиц (они желтого цвета) и лампы металлогалогенные, газоразрядные (белого цвета).

Мощная лампа, которая стоит в уличном фонаре, потребляет 400 Вт и излучает огромный световой поток. Сейчас практически невозможно сделать ее эквивалент, то есть один такой огромный светодиод, который бы потреблял 400 Вт и при этом был адекватен той лампе по светотехническим характеристикам.

Однако светодиоды — это совсем новое направление развития светотехники, и поэтому они не могут иметь такое прямое сравнение с лампами. Для их внедрения в нашу жизнь нужно изменить не только конструктивные характеристики светильников и систем питания, но и концепцию комплексного применения, и — самое важное — мышления потребителей. Светодиоды в одночасье не решат всех проблем и не закроют все энергетические бреши ламп, но они уже слишком прочно вошли в нашу жизнь, чтобы отказаться от продвижения вперед, и, как минимум, имеют право на существование.

Скачать статью в формате pdf  Скачать статью в формате pdf


Другие статьи по данной теме:

Сообщить об ошибке