Полупроводниковая светотехника №2’2022

Слово редактора

И проснусь я в мире невозможном, где-то между будущим и прошлым

Никифоров Сергей Григорьевич, руководитель лаборатории «АРХИЛАЙТ», д. т. н.

Никифоров Сергей Григорьевич, руководитель лаборатории «АРХИЛАЙТ», д. т. н.

Подготовку поля к посеву озимой пшеницы начинают сразу после уборки предшествующих культур. В ходе предпосевной обработки улучшают аэрацию, истребляют сорняки и сохраняют влагу, выравнивают грунт и семенное ложе для дальнейшей заделки семян. Для посева используют семена пшеницы с высокоурожайных участков. Такой посевной материал обладает лучшими физическими и биологическими характеристиками. Расход семян при посеве составляет в среднем 400–500 штук на 1 м2. Если посадка осуществляется в более поздние сроки, этот показатель увеличивается на 10–15%.

Уход за посевами. Обычно уход включает три процедуры: прикатывание, боронование и защиту. Для борьбы с сорняками используют гербициды, вредителей уничтожают с помощью инсектицидов. При сухой погоде влага может уйти глубже 1 м, поэтому пашни в засушливых регионах требуют регулярного полива. Летом пшеницу поливают при засухе. Делают это минимум дважды — в период колошения и на начальном этапе созревания зерна. Выделяют следующие фазы роста пшеницы: прорастание, кущение, стеблевание, колошение, цветение и созревание. Первый этап в нормальных условиях занимает 15–25 дней. Стадия стеблевания, или выхода в трубку, наступает примерно через 30 дней после начала весеннего роста. Еще через 30 дней наступает этап колошения, который сопровождается выходом колоса.

Уборка урожая. Сроки и способы уборки выбирают с учетом погодных условий, высоты и густоты стеблестоя, засоренности посевов и склонности к осыпанию. Производство пшеницы — сложный технологический процесс. Собрать хороший урожай этой культуры мало, требуется еще и сохранить его без потерь. Для хранения зерна используют элеваторы — специально оборудованные складские комплексы. Сначала пшеницу очищают с помощью машин-сепараторов и подсушивают, после чего отправляют в силосы и хранят при 10–12 °C. В зависимости от назначения зерно развозят по соответствующим потребителям, где затем производят муку, отгружают на хлебозавод, где, наконец, выпекают хлеб.

— Нельзя ли попроще? — спросят неискушеные в описанных выше тонкостях обыватели.

— Конечно можно: просто зайдите в магазин и купите буханку хлеба. И вам не нужно будет погружаться в эти замысловатые действия, которые, однако, происходят на хлебных полях каждый год.

Читать далее...

Рассудите сами: зачем занимать столько разнородного и квалифицированного персонала крайне рискованным с точки зрения результата и достаточно тяжелым пыльным трудом? А ведь их всех надо еще где-то взять, этому разноплановому ремеслу научить, подготовить на практике, снабдить техникой и материалами и еще убедить, что их труд гораздо почетнее непосильного труда офисного работника… Одни затраты и проблемы, а в магазине — купил и всё! Лучше вырастим на этих полях сначала кусты, а потом особая агротехника возделывания позволит взойти на них коттеджным поселкам и частным домам. Бизнес куда проще, быстрее и выгоднее того витиеватого метода с пшеницей. Поэтому бывшие хлеборобы, в свое время кормившие страну без оглядки на помощь «оттуда», — в тот момент оказались уже не нужны.

Стране также стали не нужны и инженеры, механики, электрики и электронщики, фрезеровщики, токари и сварщики с тысяч брошенных заводов, как и продукция этих предприятий непревзойденного даже сейчас качества. Поэтому нечего было дальше возиться и с профессионально-техническими училищами, техникумами и различными учебными комбинатами, готовящими профессиональную смену нашей страны. И словно в пионерском лагере тех времен, эта смена тогда неизбежно закончилась, как, впрочем, сгинули и сами эти лагеря, не дотянув пары десятков лет до наступившего сегодня 100-летия пионерии. Однако это уже в прошлом, поскольку мы себя знаем и понимаем, что для создания хорошей жизни нам необходимо сначала обеспечить как можно более тяжелые условия существования. Теперь это главное условие у нас есть, а значит, есть и все перспективы для созидания. Ведь многое из прежних творений наших управленцев в отношении предприятий стало заметным только на этом фоне: чтобы нам героически устранить какую-то проблему, ее сначала нужно было создать, и желательно собственными же руками — так потом решать проще.

Поэтому возродить некогда предательски заброшенный завод «Москвич» нам удастся на «раз-два». А вот застроенный элитным жильем «ЗИЛ» так быстро не получится: ошибочка вышла — думали, уже и не вспомнят. И хотя в нашей отрасли тоже не все благополучно, но многое все же помнят и за это время не только не застроили, но и, наоборот, сохранили и готовы развивать. И об этом было немало сказано на прошедшей недавно Всероссийской светотехнической конференции, которая собрала более двух сотен участников, в том числе тех самых «хлеборобов» нашей прежней промышленности, чьим рукам не нужны приборы, чтобы определить зрелость светотехнического колоса. Сейчас у нас снова посевная — пора новых забот и надежд на то, что отечественный посевной материал позволит нашей отрасли опять достигнуть прежнего уровня исключительно силами своих «механизаторов», как это было в прошлую кампанию, лет 70–80 назад.

А поскольку до своего урожая еще явно далековато, глядя на повсеместно установленные современные светильники, «опять понять не смогут люди, было это или только будет».

Рынок

Стандарты

Конструирование

Источники и системы питания, драйверы светодиодов

Экология

Системы и элементы управления освещение

Применение и проекты