круглый стол с часами

Фотобиологические проблемы современного искусственного освещения

№ 5(49)’2017
PDF версия
Сегодня перед всем миром стоит крайне актуальный вопрос безопасности различных источников света, применяемых для освещения, с точки зрения их воздействия на орган зрения, а также на весь организм в целом. Казалось бы, их излучение не обладает существенной энергетикой, находится в области спектральной чувствительности зрительного аппарата и не может наносить вред здоровью человека. Однако медицинские исследования и опыт практики изучения глазных болезней и их лечения говорят об обратном. Проблема имеется, и более того, она незаслуженно остается без особого внимания как производителей светотехнических изделий, так и их потребителей. Безусловно, большинство ответов на поставленные вопросы могут дать лишь исследования упомянутого воздействия, которому в той или иной степени подвергается 100% живущих на планете людей.

В нашей стране актуальность обозначенных исследований стала особенно явной в последнее время еще и по причине введения в РФ стандарта ГОСТ Р  МЭК 62471-2013, обязательного для исполнения всеми производителями и поставщиками устройств светотехники (ламп, светильников и др.). Стандарт так и называется — «Светобиологическая безопасность ламп и ламповых систем», и в нем установлены ключевые нормативы по времени или степени воздействия энергии света (излучения) на сетчатку, орган зрения, организм в целом.

Однако с быстрым внедрением светодиодов в качестве источников света для искусственного освещения большой круг вопросов воздействия их излучения, как, впрочем, и других, традиционных и широко применяемых источников (люминесцентные — т. н. «энергосберегающие» — лампы, газоразрядные, дуговые), оказался не охвачен и не исследован. В результате значительная доля отечественных нормативных документов, устанавливающих стандарты и параметры освещения (в том числе на рабочих местах, в лечебных, учебных и детских дошкольных учреждениях), не учитывает указанного воздействия, т. е. опирается на те характеристики, которые были в свое время присущи традиционным источникам света.

При современной тенденции к значительному увеличению доли зрительной нагрузки в условиях искусственного освещения, использованию электронных устройств для чтения, телефонов и мониторов, при широком распространении медиафасадов и активном внедрении подсветки архитектурных объектов (дорог, жилых массивов и т. п.) в ближайшем будущем имеется чрезвычайно высокий риск развития различных заболеваний органа зрения, а также расстройств работы циркадных ритмов и других, связанных с влиянием освещения, процессов гомеостаза, что является следствием определенного воздействия излучения.

Поскольку в среде технических профессионалов светотехнической индустрии маловероятно получить ответы на указанные вопросы с медицинской точки зрения, в прошлом выпуске журнала мы попросили помочь разобраться в причинах обозначенных опасений Александра Андреева, к. м. н., медицинского директора сети офтальмологических клиник  «Де визио», медицинского советника директора ООО «Техносистема НТ». Однако, чтобы освещение обсуждаемой тематики не выглядело однобоким, в этом выпуске мы решили узнать мнение ведущих специалистов отрасли, и теперь уже именно с технической точки зрения.

 

Согласны ли вы с тем, что действительно имеется угроза здоровью человека при использовании искусственного освещения, или эта проблема надумана? Не слишком ли преувеличена ее острота? Ведь имеющийся в природе естественный источник света — Солнце — не менее неоднозначен по своему воздействию…

Александр Карев, МГК «Световые Технологии»

Александр Карев,
МГК «Световые Технологии»

Александр Карев («Световые Технологии») Что может быть более благотворным для прогресса человечества, чем искусственное освещение? Дополнительные часы продуктивной работы, образование, творчество, воспитание детей, развлечения и отдых! Все это стало возможным благодаря качественному и недорогому искусственному свету. Несет ли он угрозы здоровью? Безусловно… Говорят, когда-то Москва сгорела от копеечной свечки!

Все достижения научно-технической революции несут в себе потенциальные опасности для человека. Тревога по поводу безопасного использования диодов для целей общего освещения вполне оправдана. В результате это должно стимулировать следующий шаг технического прогресса и углубленное изучение физиологии зрения. Задача специалистов — профессионалов в данных областях — минимизировать риски при применении инновационных решений. Глубина такой проработки, вероятно, должна достигать известной степени, обеспечивая «защиту от дурака».

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) Световые дозы, безусловно, влияют на скорость старения глаза. Можно уверенно сказать, что синяя часть спектра (Bl) в 50 раз опаснее, чем другие, и что разные группы людей (возраст, пигментация, генетика) имеют разную чувствительность к световой радиации. Скорость старения глаза, в зависимости от повседневной низкодозовой световой экспозиции, требует дополнительных исследований. В США и Австралии ведется скрининг зрительных нарушений у жителей населенных пунктов — добровольцев с обследованиями каждые пять лет, уже есть точки 0, 5 и 10 лет в корреляции с пятилетними дозами измерения солнечной радиации. Страны Юго-Восточной Азии последние пять лет интенсивно ведут исследования по действию светодиодного освещения на глаза животных. Я отслеживаю эту литературу и веду исследования на короткоживущих экспериментальных животных. Непредсказуемую пока опасность светодиодного освещения можно минимизировать при использовании светодиодных спектральных аналогов лампе накаливания, т. е. при цветовой температуре (КТЦ) 2700–3000 К.

Александр Богданов, к. т. н., ведущий эксперт по нормативно-техническому регулированию ОАО «ИНТЕР РАО Светодиодные Системы»  (ГК «Светлана–Оптоэлектроника»)

Александр Богданов, к. т. н.,
ведущий эксперт по нормативно-техническому регулированию ОАО «ИНТЕР РАО Светодиодные Системы» (ГК «Светлана–Оптоэлектроника»)

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») Еще в XVI в. швейцарский натурфилософ Парацельс высказался: «Всё есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным». В современной транскрипции это звучит как: «Всё — яд, всё — лекарство; то и другое определяет доза».

Совершенно очевидно, что в погоне за техническим совершенством любая техника, в том числе и освещение, должна оставаться безопасной и не причинять вреда здоровью человека. Единственным мерилом безопасности должен быть научно-технически обоснованный критерий, позволяющий делать объективные выводы. Но именно с отсутствием должного понимания в области влияния света на зрение и связана развернувшаяся полемика.

По нашему мнению, такая ситуация возникла из-за двух факторов. Во-первых, в настоящее время в стране отсутствует возможность проводить полноценные комплексные исследования, результаты которых пригодны для объективного анализа, систематизации и выработки практических правил/критериев. Во-вторых, коммерческий интерес некоторого круга лиц, причастных к использованию фактора неопределенности в вопросе фотобиологической безопасности, выражающийся в том, что спекуляция на тех или иных аспектах фотобиологической проблематики и «выдергивание» их из общего контекста используются для формирования неконкурентной среды.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД–Эффект») Недостаточное или плохое искусственное освещение — высокая яркость, высокие пульсации, низкая цветопередача и неадекватная цветовая температура — действительно угрожает здоровью человека. Световая среда высокого качества повышает качество жизни и сохраняет здоровье.

Проблема не надумана, но бояться непродуктивно, продуктивно искать лучшие решения. Даже в тюрьмах пора хорошим освещением создавать комфортную световую среду, а не только безопасную, чего уж говорить о рынке в целом.

А насчет солнца — да, оно может навредить. Но цивилизованный человек в солнечный день на тенистой веранде разрезает для друзей спелую дыню и чувствует себя превосходно.

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Наличие единого физического закона образования белого света как естественными, так и искусственными источниками на протяжении существования человечества вызывает определенное сомнение в наличии большой опасности синего света в спектре видимого света для нормально функционирующего зрительного аппарата человека. Вместе с тем накопленные результаты изучения фотобиологического воздействия синего света располагают к обратному и подталкивают к поиску путей снижения упомянутого риска. Во избежание разночтения изучения фотобиологического действия источников искусственного света, следует рассматривать сочетанное действие основных составляющих белого цвета.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Думаю, что проблема имеется, но она не в угрозе использования искусственного освещения. Проблема заключается в совокупном воздействии разных источников излучения на человека и предельном объеме этого излучения для разных групп людей (по возрастному и профессиональному признаку). Сегодня нужно определить или пересмотреть нормированный объем излучения от всех источников и выработать соответствующие простые рекомендации для искусственного освещения.

 

Как вы считаете, если опасность существует, то следует ли разделять источники света (излучения) на классы по степени опасности (как принято в стандарте), или было бы правильнее разделить их, например, на группы по области применения (общественные здания, учебные заведения, уличное освещение и др.)?

Александр Карев («Световые Технологии») Если речь идет об опасности синего света от светильников общего освещения, то международная практика выработала метод оценки такой опасности. Способ абсолютно универсален и не зависит от типа источника. Определяется доля энергии, относящаяся к диапазону синего излучения, например 400–500 нм, от всей энергии в видимой области спектра, генерируемого источником. При этом, действительно, выявлен порог, за который переступать опасно. Величина этого порога не зависит от типа источника, она одинакова и для лампы накаливания, и для разрядной лампы, и для светодиода. Опасность возрастает для холодного света (КТЦ 5000–6000 К), и ситуация абсолютно спокойна для теплых тонов — 3000 К и ниже.

Павел Зак, д. б. н., профессор, ведущий научный сотрудник ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН

Павел Зак, д. б. н.,
профессор, ведущий научный сотрудник ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН

Павел Зак (ИБХФ им. Н.М. Эмануэля РАН) Безусловно, разделять надо по разным людским группам.

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») Следует учитывать, что вклад в степень опасности источников света и осветительных приборов различается. Источник света — это, в первую очередь, спектральный состав излучения, который в обычных осветительных приборах элементами корпуса практически не изменяется, и уже потом мощность излучения. Светильник — это конечный световой поток в заданном пространственном распределении (он же — доза светового излучения), защитный угол, неравномерность по выходному окну и многое другое.

Таким образом, имеем две составляющие: спектральный состав и, по сути, показатель дискомфорта (хотя, конечно, более правильно употреблять этот термин для системы освещения, учитывающей и характеристики самой освещаемой сцены). При этом очевидно, что один и тот же источник света может использоваться в светильниках абсолютно различного применения. Да и сами светильники могут существенно менять свой характер воздействия, например, в зависимости от условий монтажа — все знают, что один и тот же светильник при установке на потолок и на стену вызывает совершенно разные световые ощущения.

Поэтому, на наш взгляд, критерий оценки должен носить комплексный характер и учитывать как спектральный состав, так и «пространственно-энергетическую емкость» конечного светильника.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД–Эффект») Делить светильники на классы опасности можно и интересно в порядке научной работы. Хорошо бы, если б кто-то взялся, разобрался, перемерил сотни разнообразных светильников, показал общественности порядки величин и простые закономерности. На Западе приличные люди есть, например директор второго отделения МКО (фотометрия и радиометрия) Питер Блатнер такую работу на лампочках проводил и на конференции в Москве результаты докладывал. Результаты впечатляющие: шкала фотобиологической опасности логарифмична и показывает качественные различия, разница по цветовой температуре и кратная разница по мощности на класс не влияет, класс опасности можно определить просто по типу лампочки  (с матовой колбой или без).

Такие же простые закономерности справедливы для всех типов светильников. Нет необходимости в измерении каждого образца. Не разобравшись в простых закономерностях, вменять производителям обязательные дорогостоящие измерения — значит либо по полной безграмотности, либо намеренно (т. е. преступно) вредить отрасли.

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Предельно допустимые значения спектральных составляющих света с использованием разных критериев оценки их действия еще далеко не изучены. Поэтому разделение самих осветительных приборов по классам опасности на основе учета только синего цвета выносить непосредственно для информирования потребителей представляется несколько преждевременным.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Согласен, правильнее разделить на группы по области применения или допустимости применения.

 

Среди специалистов бытует мнение, что методика испытаний источников света, имеющаяся в стандарте, достаточно трудоемка для реализации. Кроме того, для досконального ее исполнения требуются специфические средства измерений (радиометры, спектрометры нестандартного диапазона), что усложняет массовое проведение измерений. Считаете ли вы, что следует доработать подход к измерениям, или достаточно иметь две–три компетентные лаборатории, способные проводить испытания, и оставить стандарт без изменений?

Александр Карев («Световые Технологии») Опять-таки, если говорить об опасности синего света… На обе части вашего вопроса я отвечаю утвердительно. Следует предложить или утвердить упрощенный способ оценки, а такие в международной практике существуют, например IEC TR 62778:2014. Необходимо дать возможность каждому производителю уже на этапе разработки, а дистрибьютору — при выборе продукции для реализации самостоятельно оперативно определять уровень опасности осветительного прибора. Вместе с этим профессиональные лаборатории должны иметь возможность проводить испытания по классической методике и на аттестованном оборудовании.

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) Массовое проведение измерений доступно при использовании мобильных спектрометров типа МК 350 UpTech. Я бы предложил UpTech (Санкт-Петербург) давать эти приборы в лизинг.

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») Действительно, изложенная в ГОСТ Р МЭК 62471 методика оценки фотобиологического воздействия способна вызвать «технический испуг», но во многом это связано с тем фактом, что стандарт рассматривает весь возможный спектр источников света и осветительных приборов на их основе. Для целого ряда источников света, например ламп типа ДНаТ, без описанной в нормативе специфики не обойтись.

Но поскольку сфера наших интересов сконцентрирована исключительно в области светодиодных источников света, то задача может быть несколько упрощена. Опираясь на свой многолетний опыт по производству светодиодов и опыт коллег по АПСС, мы при подготовке очередного СТО АПСС по методам контроля параметров светодиодных светильников описали в нем более простую методику оценки фотобиологической безопасности, основные положения которой сопряжены с публикацией IEC/TR 62778. При этом градации по группам риска остаются незыблемы. В ноябре 2017 г. мы планируем вынести СТО на широкое обсуждение, в том числе и по этому вопросу.

Принципиальным моментом для нас является получение методики, которую можно реализовывать непосредственно на производстве, иначе говорить о настоящем качестве в условиях серийного производства не приходится.

Антон Шаракшанэ, к. т. н., главный конструктор, руководитель отдела метрологии и сертификации ООО «ЛЕД–Эффект»

Антон Шаракшанэ, к. т. н.,
главный конструктор, руководитель отдела метрологии и сертификации ООО «ЛЕД–Эффект»

Антон Шаракшанэ («ЛЕД–Эффект») Класс фотобиологической опасности в первую очередь определяется габаритной яркостью, во вторую очередь — цветовой температурой. Остальные факторы незначимы. Правильно не плодить дорогостоящих сущностей и классифицировать светильники по уже известным и всем понятным параметрам.

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Вероятно, методика фотобиологических испытаний источников света, представленная в нормативном документе, остается несовершенной, если судить по тем опасениям, которые продолжают встречаться в литературе. Для внесения в данную методику изменений необходимо прежде получить обстоятельные и широко верифицированные результаты. Практика показывает, что заложить издержки в ГОСТ значительно легче, чем в последующем добиться устранения. Так, на наш запрос президент МЭК Йоши Оно (Yoshihiro Ohno) утвердительно заявил, что светотехническая размерность силы света кд/клм  в светодиодной технике не должна применяться. Несмотря на это, она остается в соответствующем ГОСТе  и, очевидно, на этом основании продолжает по сегодняшний день применяться большинством фирм. Согласно нашим результатам, это касается также методик определения спада светового потока, времени стабилизации и допустимых значений коэффициента мощности, представленных в ГОСТ Р 55705-2013 и ГОСТ Р 54350 Р-2-15.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Я не могу квалифицированно ответить на этот вопрос, так как не имею практического опыта таких измерений. Исходя из текста стандарта, это трудоемкий процесс. Конечно, будет лучше, если измерения станут доступными для большего количества лабораторий и будут давать объективный и необходимый для оценки результат.

 

Один из отечественных СанПиНов содержит достаточно жесткие требования по содержанию ультрафиолета (УФ) в осветительных приборах, применяемых в общественных зданиях, а ГОСТ Р 54350-2015 имеет требования по габаритной яркости и ее неравномерности в светящем окне для офисных светильников. По сути, эти категорические условия, лишь в иной трактовке, имеются и в обсуждаемом стандарте ГОСТ Р МЭК 62471-2013. Возможно, следовало бы подобные величины, собранные в этом документе в требования по параметрам энергетической экспозиции, а также «разбросанные» по другим стандартам, «вменять» всем осветительным приборам, независимо от их назначения?

Александр Карев («Световые Технологии») Ультрафиолетовая часть спектра, лежащая за пределами видимой области, — особая тема, требующая жесткого контроля. Здесь компромиссы недопустимы. Здесь мы переходим от света к излучению, от люксов к ваттам. Для целей общего освещения я поддерживаю ограничения УФ до условных нулевых уровней. Человеку в нормальных условиях достаточно УФ от солнечного света (иногда и его хватает для серьезных последствий), а при недостаточной инсоляции решения по компенсации «УФ-голода» должны принимать медицинские работники. Подтверждаю, в светильниках, предназначенных для целей общего освещения, УФ-часть спектра должна отсутствовать.

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) По моему мнению, требования ГОСТ по энергетической экспозиции являются необоснованными, так как бездумно скопированы со стандартов по лазерной безопасности, что не одно и то же.

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») При ответе на этот вопрос необходимо вспомнить высказывание Парацельса, упомянутое в первом вопросе. Действительно, требования, прямо или косвенно влияющие на фотобиологическую безопасность, требуют упорядочивания и структуризации — это бесспорно. Но попытка  установить единые требования для всех типов светильников вступает в прямое противоречие с технической целесообразностью и экономической логикой.

Например, в зависимости от назначения в светильниках могут использоваться как наборы дискретных СИД, так и светодиодные многоваттные матрицы — тип источника света в этом случае окажет определяющее влияние на показатель неравномерности яркости по выходному окну. Но всем  понятно, что типовой «Армстронг на много маленьких СИД» и мощный Hi-Bay никогда не будут эксплуатироваться на одной и той же высоте! И это не говоря о специфике наружного и прожекторного освещения. Поэтому вменять всем типам светильников единые требования неверно, разве что общая рекомендация — не увлекаться холодными КЦТ.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД–Эффект») Вы правильно сказали, что новые требования являются, в основном, переформулировкой старых. Требования целесообразно менять, если новые проще или дешевле в применении. Или понятнее для широкого круга специалистов. Но, к сожалению, в фотобиологической безопасности по ГОСТ Р МЭК 62471-2013 сегодня в РФ мало кто разбирается: внедрили не разобравшись.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Считаю, что «вменять» требования всем осветительным приборам нельзя. Достаточно дать рекомендации для расчета предельного уровня облучения в осветительной установке определенного типа от типовых источников света. Для этого нужно подготовить соответствующие справочные данные по источникам излучения (в виде официального документа) и предложить правильную методику расчета.

 

Медики утверждают, что, несмотря на повсеместное использование светодиодной техники и отсутствие сомнений в безвредности света от них хотя бы потому, что стандарт ГОСТ Р МЭК 62471-2013 пришел к нам «из-за бугра», а уж там явно «все по-честному», проблема пагубного воздействия довольно мощной синей части спектра имеется. В частности, известнейшие производители светодиодов не скрывают, что ряд позиций их продукции имеет по названному стандарту вторую, а то и третью группу по степени риска. Как вы считаете, насколько принимают во внимание эту информацию наши производители, использующие такие светодиоды?

Александр Карев («Световые Технологии») Оставим вопрос честности «забугорных» специалистов «забугорным» потребителям… А вот повышать ответственность наших надо безусловно! Как производителей, так и дистрибьюторов, да и потребителей. При этом не следует исключать из данного списка специалистов Роспотребнадзора. Идеология стандарта вполне работоспособна и призвана, прежде всего, выполнять профилактическую предупредительную задачу. Нанесение соответствующих предупредительных знаков на потенциально опасные светильники вполне уместно и полезно.

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) Нашим медикам лучше бы ориентироваться на мнение медиков ЕС: Европейский научный комитет по рискам для здоровья (SCENIHR), Заключения по рискам источников освещения за 2012 и 2017 гг. и т. п.

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») В ответе на второй вопрос круглого стола я пояснял мнение о комплексном характере влияния факторов на безопасность. Поэтому повторюсь: у светодиода как источника света принципиальным является его спектральный состав. Остальное будет определяться конструктивом изделия, в котором его применили.

Мне сложно ответить на вопрос за других производителей, а за себя отвечу: да, мы как производители светодиодов информацию имеем и учитываем. Но, думаю, наличие спектрометра в метрологическом обеспечении современного производственного предприятия не является проблемой, и получение такой информации, при желании, не составит большого труда.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД–Эффект») Светодиодный узконаправленный прожектор может иметь высокую группу опасности, но никуда от этого не деться. Понизить группу опасности на единицу для такого светильника неоправданно дорого. Просто не смотрите в этот прожектор с близкого расстояния. Да никто и не будет смотреть, потому что глазам больно.

А офисный светильник будет иметь низкую группу опасности просто потому, что большой, неяркий и с нейтральной цветовой температурой. Вот в него смотрите сколько угодно.

Рафаил Тукшаитов, д. б. н., профессор кафедры «Промышленная электроника и светотехника» Казанского государственного энергетического университета (КГЭУ)

Рафаил Тукшаитов, д. б. н.,
профессор кафедры «Промышленная электроника и светотехника» Казанского государственного энергетического университета (КГЭУ)

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Обстоятельно пагубное действие синего света в сочетании с разными уровнями других цветов представляется пока неизученным. А разработчики светодиодов — вероятно, во избежание в будущем возможных судебных издержек — подстраховывают себя, априорно относя свою продукцию ко второй и третьей группам риска.

Имея определенный опыт в изучении сочетанного электрораздражающего действия на органы и ткани человека, мы несколько усомнились в правильности постановки опытов по изучению вредного действия синего света. На Светотехническом форуме в Саранске (2014 г.) и на «Интерлайте» в Москве (2016 г.) нами был задан вопрос известному светотехнику ВНИСИ Сарычеву Г. С. о степени целесообразности изучения сочетанного действия разных частот видимого спектра излучения, но он в обоих случаях по непонятным причинам не был услышан докладчиком. При действии света на зрительный аппарат, возможно, надо воспользоваться закономерностью, выявленной нами при изучении порогового действия спектральных составляющих электростимула, впервые доложенной на II Всесоюзной научной конференции по электростимуляции органов и тканей (г. Киев, 1979 г.), организованной Минздравом и АМН СССР. В этой работе вначале определялся порог раздражения на предельных и средних частотах спектральной характеристики электростимула. Затем на этой основе физически моделировался элекростимул путем ступенчатой подачи силы тока, начиная от 0,1 порогового значения одной частоты и добавления силы тока второй частоты до появления электровозбуждения ткани человека. В итоге впервые в электрофизиологии была установлена следующая закономерность:

If1/If1пор.+If2/If2 пор.+……..+Ifi/Ifi пор 1,

где Ifi — сила тока на i-той частоте, Ifi пор — значение пороговой силы тока на i-той частоте. Из этого выражения следует, что при сочетанном воздействии тока электровозбудимость тканей наступает в тот момент, когда сумма относительных значений силы тока применяемых частот достигает приблизительно единицы. В зависимости от абсолютных значений пороговых токов представленная сумма в одних случаях может быть лишь несколько больше единицы, а в других — меньше нее. Спустя нескольких лет проявление аналогичной закономерности нами было обнаружено при анализе литературы по изучению сочетанного действия токсических веществ с синергическим эффектом. Попытка выявить такую же закономерность при сочетанном действии на организм альфа-, бета- и гамма-радиоактивных лучей не удалась.

Хочется поделиться собственным ощущением от действия синего света при включении перед сном в темной комнате радиоприемника с индикатором с синей подсветкой размером 8025 мм. Каждое включение приемника вызывает неприятное восприятие излучения синего света, которое обычно я устраняю искусственным затенением индикатора.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Если производители используют «неправильные» светодиоды, то нужно с этим бороться путем стандартизации предельных значений выхода ультрафиолета и «небаланса» белого света.

 

Известно ли вам о том, участвуют ли разработчики и производители светодиодных источников света в исследованиях по определению опасности фотобиологического воздействия (а может быть, являются их инициаторами)? Предпринимаются ли отечественными производителями какие-либо технические меры для снижения указанного вреда?

Александр Карев («Световые Технологии») За океаном и в Европе такие исследования проводятся. Их результаты порой вызывают острые и продуктивные дискуссии. Мне неизвестно о серьезных прикладных результатах в данной области, полученных на пространстве РФ. Надеюсь, специализированные направления российской медицинской науки работают по теме фотобиологической безопасности излучений различного типа. Помнится, врачи-гигиенисты на пространстве бывшего СССР занимали передовые позиции и во многом сформировали данную отрасль современной медицины. В любом случае, рекомендации от отечественных специалистов светотехники с благодарностью примут к исполнению.

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) Зарубежные разработчики и производители светодиодов, безусловно, этим занимаются и открыто об этом пишут. Сейчас на прилавках России и Финляндии преобладают зарубежные светодиодные лампочки теплого белого света 2700–3000 К с Ra до 90 и более, т. е. спектральные аналоги ламп накаливания. Отечественные производители светодиодных светильников ориентируются на верхнюю нормативную планку в 4000 К, не вникая в суть дела.

Анатолий Шевченко, менеджер проекта ПРООН/ГЭФ/Минэнерго РФ «Преобразование рынка для продвижения энергоэффективного освещения» (ПРООН ГЭФ)

Анатолий Шевченко,
менеджер проекта ПРООН/ГЭФ/Минэнерго РФ «Преобразование рынка для продвижения энергоэффективного освещения» (ПРООН ГЭФ)

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Пока известно только о попытках продвижения светодиодов с низкой цветовой температурой без серьезного на то обоснования (по результатам проведенного в РФ исследования).

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») В прошлом году на мероприятиях в рамках выставки «Интерсвет 2016» специалисты нашего производственного комплекса представили выступление с результатами собственных исследований по этому вопросу в сравнении с данными зарубежных исследований. Результаты касались следующих аспектов проблематики: диаметр зрачка, влияние на сетчатку и синтез мелатонина. В заключение мы призвали соответствующее сообщество, в первую очередь офтальмологов, к сотрудничеству и открытому диалогу.

Материалы выступления были опубликованы в журнале «Энергосвет» № 4(46)  за 2016 г. Там же опубликован ответ представителей сообщества, не предполагающий дальнейшего конструктивного обсуждения. Желающие могут составить свое собственное мнение, найдя соответствующую публикацию или воспользовавшись ссылкой http://www.energosovet.ru/bul_stat.php/Image/bul/bul_stat.php?idd=626 /ссылка утрачена/

Со своей стороны, мы продолжаем исследования в данном направлении, но на набор статистики и ее обработку требуется значительное время, поэтому говорить  о чем-то более конкретном пока еще рано.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД–Эффект») Отечественные производители делают главное: стараются выпускать светильники, которые «не бьют по глазам». К этому их принуждают заказчики. Это и есть борьба с фотобиологической опасностью. Причем это борьба опережающая. При повышении яркости источник сначала вызывает зрительный дискомфорт, и только затем становится опасным. Снижаете доступными методами дискомфорт — снижается и опасность.

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Ведущих производителей светильников пока интересует, в основном, объем их производства и реализации. По нашему представлению, фирмы удовлетворяются известными научными достижениями, а изучением вопросов, особенно проблемных, не занимаются как сами, так и не сотрудничают с известными НИИ и вузами.

 

Как вы считаете, какие меры следует предпринять (кроме регламентирования, официальных требований «сверху»), чтобы производители стали заинтересованными в снижении вреда/опасности применения их светотехнической продукции? И вообще, существуют ли такие способы, например, в других странах?

Александр Карев («Световые Технологии») Конечно, актуальные ясные стандарты — мощный инструмент для обеспечения защиты потребителей от некачественной продукции. Конечно, Закон о защите прав потребителя должен позволять компенсировать ущерб и наказывать нерадивых предпринимателей. Вместе с тем в данном вопросе чрезвычайно важно информирование потребителя: популяризация новых технологий светодиодного освещения, разъяснительная работа во всех возрастных группах. Необходимо вынести данную информацию в актуальных форматах в школьные образовательные программы, масс-медиа: на первые каналы российского ТВ, в интернет-пространство.

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) Единственный способ — это СМИ.

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») После включения ГОСТ Р МЭК 62471-2013 в состав «доказательной базы» ТР ТС 004 считаем, что дополнительного давления «сверху» не требуется. Необходимо навести порядок с контролем исполнения и мерой ответственности за нарушение.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД-Эффект») Нет никакой особенной опасности в светодиодных светильниках. Перестаньте говорить об опасности. Говорите о низкой блескости, о низком уровне пульсаций,  о цветопередаче… Говорите о том, где нужен теплый свет, а где — нейтральный. Учите потребителей выбирать хорошие светильники и обращать внимание на зрительный комфорт. И вы заодно решите вопрос опасности.

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Без сомнения, проблема остается актуальной, и решать ее нужно разными путями. Об этом убедительно свидетельствует обстоятельная информация, предоставленная медицинским директором офтальмологических клиник «Де визио» А. Андреевым (ПС № 4’2017). Только получив достоверные результаты и заложив их в ГОСТ, производители смогут реализовывать биологически безопасную светотехническую продукцию. Однако пока приходится довольствоваться результатами исследований отдельных авторов, полученных при отсутствии комплексного подхода и применении неидентичных методов проведения эксперимента.

Вместе с тем, учитывая наличие определенной опасности синего цвета излучения, необходимо идти также по пути изыскания приемлемых способов снижения его воздействия. Следует отметить, что относительная интенсивность синей составляющей в видимом спектре излучения световых приборов с цветовой температурой 2700–3000 К примерно в 5–10 раз  меньше, чем у приборов с цветовой температурой 4000–4500 К. Поэтому, с целью снижения поражающего действия синего излучения на зрительный аппарат, необходимо на данном этапе ограничить значение предельно допустимой цветовой температуры осветительных приборов, вернувшись к применению теплого света, прежде всего в образовательных учреждениях и быту. Другой способ — увеличить применение RGB-светодиодов в светильниках.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Производители не должны вмешиваться в эти вопросы. Они должны выпускать продукцию, которая не будет причинять вред при правильном ее использовании. Предельные значения облучения и параметры спектра должны устанавливать медики для определенных осветительных установок, а также для источников света, применяемых в жилых помещениях.

 

Была бы вам как потребителю бытовых источников света интересна информация о степени риска вреда здоровью, который несут в себе приобретаемые в магазинах светотехнические изделия (безусловно, речь идет о честной и достоверной информации)?

Александр Карев («Световые Технологии») Конечно, меня как специалиста иногда просят рекомендовать, какие светодиодные источники приобрести для того или иного помещения. Если бы на упаковке была стандартизованная достоверная информация с рекомендациями и ограничениями по применению, это было бы замечательно.

Павел Зак (ИБХФ им. Н. М. Эмануэля РАН) Для меня достаточной информацией являются тип лампы с указанием КТЦ и Ra.

Александр Богданов  («Светлана–Оптоэлектроника») Безусловно. Но, насколько мне известно, согласно ГОСТ Р МЭК 62471-2013 светильники уже имеют определенные правила нанесения соответствующего предупреждающего знака.

Антон Шаракшанэ («ЛЕД-Эффект») Повесить на все светильники информацию о группе фотобиологической опасности — это все равно, что указывать на продуктах содержание ядовитых веществ в новой, только что придуманной метрике без нулевых значений. Вы представляете, в какой стресс вы тем самым вгоняете потребителей? Зачем это делать?

Рафаил Тукшаитов (КГЭУ) Конечно, в дальнейшем, по мере накопления результатов, такую информацию будет целесообразно приводить в технических характеристиках осветительных приборов.

Анатолий Шевченко (ПРООН ГЭФ) Правильное использование бытовых источников света — это очень важно, и такую информацию нужно обязательно давать на упаковке. Пугать людей опасностью облучения «синим» или ультрафиолетом не надо (даже нельзя), но рекомендовать правильное использование необходимо. Например, давать рекомендации, что лампа с цветовой температурой 5000 или 6000 К не может быть использована для освещения комнат отдыха, детских спален и т. п.

От редакции: как может видеть наш уважаемый читатель, суждения специалистов разделились. Тема не закрыта, и мы приглашаем всех желающих, вне зависимости от сферы деятельности, принять участие в продолжении дискуссии. Высказывайте свое мнение, пишите…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.